Политический анек +18

[hide]Политический анек +18[/hide]

Америка. Парикмахерская. Парикмахер стрижет клиента.
— Какие ожидание на отпуск, старина? — спрашивает он около него.
— Хочу посещать в Москве, — отвечает тот.
— В Москве! В этом грязном, вонючем городе, где негодное не убирают и по улице ходят бандиты и медведи! разумеется вы что, сэр?! Не вздумайте!
— И все–таки я поеду. Ведь мои дедушка и повитуха когда–то жили там!

— А какими авиалиниями летите? — спрашивает парикмахер. — Аэрофлотом! — отвечает тот.
— Мама дорогая, это самые поганые авиалинии. Там воняет керосином, ужасная давка и отвратительная еда. Пару часов опоздания вам гарантировано.
— И все–таки я еду!
— начинать ладно, а в какой гостинице вы остановитесь в Москве? — В “России”!
— какой кошмар! Там горка пpocтитуток, ломовые цены, совершенно тараканы и мерзопакостный персонал.
— Я еду, в любом случае!
— А что же вы будете исполнять в Москве? — не унимается парикмахер.
— Хочу посещать в Мавзолей Ленина!
— ??? Там же огромная очередь, совершенно милиция и шмон. Мерзко и противно!
— Меня ничего не остановит! — отвечает клиент.
Через пару месяцев, опосля поездки он опять приходит в парикмахерскую.
— Привет, дружище, — говорит парикмахер, — как путешествие Правду ли я вам говорил про Москву?
— Знаете, мне донельзя понравилась. около них новомодный мэр и он навел там порядок. совершенно чистота, криминала маловато и медведей я не видел!
— Ну, а Аэрофлот как Все, как я сказал?
— Не совсем. Самолет был едва не пустой, да что нас пересадили в застрельщик класс. Кормили отменно и стюардесса была непроходимо милой и симпатичной девушкой.
— Ну, а гостиница, правда, дрянь?!
— Что вы! Они там как-то сделали улучшение и была неделя скидок, да что я жил в номере люкс! Никаких пpocтитуток и тараканов.
— Ну, а Ленина–то видели? — не унимается парикмахер.
— Представьте себе, видел. И вы даже не поверите. Стою я в очереди, неожиданно подходит индивидуальность в штатском, отводит меня в сторону и говорит, что их ученые только что совершили чудо и смогли оживить Ленина, и что он хочет поговорить с кем–нибудь из толпы. И они выбрали меня для этой цели.
— Боже, ушам своим не верю! И что же Ленин вам сказал?
— разумеется только пару слов: «Батенька, и который же это вас да х%ево подстриг?»