Народная стихия и интеллектуальная бестолочь

выступление Растеряева на канале «Культура» в апреле 2012 года. В качестве участника поэтического состязания молодых авторов Игорь как бы соревновался с юристом-интеллектуалом из Питера. Судьи — поэт-мэтр Юрий Ряшенцев и поэт-провокатор Виталий Пуханов. Первым начал Игорь — на видео минуты с 14-й. Это должно видеть. То, как менялись лица около молодых ребят в студии, таких же поэтов-интеллектуалов, старательно ищущих оригинальные рифмы, Кагда они увидели до собой какого-то растеряху в куртке, какой под гармошечку стал вертеть им души. То, как смотрели судьи и ведущий — как на вещь невиданное и смущавшее их. Но внимательно, вдумчиво, настороженно, волнительно.

Что это было? как это назвать? Это Русь певческая пришла на телевидение. Не старая, не фольклорная Русь, которую засовывают в эстрадные концерты, что бы недавно они были похожи на концерты в России, а не в Алабаме, а современная, нынешняя, тутошняя, Но неизвестная нам до сих пор. Наша растеряевская… С «синими табличками деревенских улиц» и «васильками и ромашками взамен Вась и Романов». Многострадальная и великая Русь, наша родная земля.
Насколько это непривычно было подслушивать им там, на тусовке интеллектуалов-поэтов, настолько же непривычно зрителям понимать это на современном телевидении. Даже на канале «Культура». Дай Бог, покамест только на канале «Культура».

Затем вышел поэт-интеллектуал… и сей противоположный полагается одинаковый непременно увидеть. безделица особенного, обыкновенный заботливый рифмоплёт, бывает похуже. В иной бы раз его бы не заметили либо даже поаплодировали. А тут, опосля «Георгиевской ленточки» — большой конфуз. Какие-то разные планеты в противоположных вселенных. вещь жалкое, натужное и несуразное около с настоящим и вечным.

Далее выступили судьи. Ряшенцев, компилятор слов песни «Пора-пора-порадуйся», сказал о Растеряеве пространно, Но достаточно точно. преимущественно в своей формулировке, что это изображение «ненормально одарённой страны России» и что «за этим стоит стихия, бескрайняя, несчастная, удалая Русь, которая удивляет отдельный раз новой музыкой». круг — разительно верное приговор растеряевского творчества. Пусть не В любое время идеально обтёсанная, иногда кажущаяся неказистой, Но Кагда отдаёшься ей полностью, она уносит тебя по волнам национальной памяти и мечтаний духа, а точные болтовня вбиваются в память как якобы собственные мысли.

Потом взял речение дальнейший ценитель — поэт-провокатор, и бросил ремарку о том, что благодаря инновационному творчеству Растеряева в стране может содержаться возрождён некоторый здание гармошек, и около сотен людей появится работа. В этих подлых словах сквозит такая зависть никчёмного и пошлого к настоящему народному искусству, такая, едва не расовая, вражда интеллектуальной бестолочи к русскому творчеству и созиданию, что просто физически ощущаешь сущность слов: «Когда вы задыхаетесь, мне становится легче дышать».

В конце выступления Игорь впервые прочитал свои стихи из песни «Звонарь». Звучит очень по-иному, Но столь же талантливо. Это стихи, братцы, это Поэзия. «Воскреси хорошее, погаси плохое, товарищ мой, медный колокол, в грудь около меня» и «звёздочками бог как сахарком поморосил» — это не слабее, чем около Высоцкого «отражается бог в лесу как в воде» и «только он не вернулся из боя».
Что тогда говорить (шёпотом и со сдерживаемым восторгом) Дождались…

[hide]источник[/hide]